Главная Отражения Взгляд за грань
Баннер

ВЗГЛЯД ЗА ГРАНЬ

Кроуфорд, Ф. М. Ибо кровь есть жизнь / Фрэнсис Мэрион Кроуфорд ; пер. с англ. С. Антонова // Харчевня двух ведьм : лучшие мистические истории. – М. : Э, 2016. – С. 550-570.

         Меня давно занимает вопрос: «Почему одни истории запоминаются надолго, а другие не оставляют в памяти следа?» Долгое время я считала, что это зависит от таланта автора. Но, убедившись, что одно и то же произведение кому-то нравится, а кому-то нет, решила, что все зависит от жизненного опыта и настроения читателя. Сборник мистических рассказов «Харчевня двух ведьм» я читала темным зимним вечером под тоскливое завывание ветра за окном. Мягкий свет светильника падал только на мое кресло, что позволило ожить причудливым теням в дальнем углу комнаты. Это я к тому, что настроение у меня было вполне подходящее. Авторы произведений, собранных в книге, были, безусловно, талантливы: Уильям Уилки Коллинз, Чарльз Диккенс, Брэм Стокер, Проспер Мериме и другие известные писатели. Но только один рассказ из этого сборника меня очаровал настолько, что мне захотелось его перечитать. Что я и сделала прекрасным весенним днем. Обстановка и настроение другое, а впечатление такое же сильное. Почему?
         Рассказ «Ибо кровь есть жизнь» Фрэнсиса Мэрион Кроуфорда – мое первое знакомство с творчеством автора. Американский писатель, долгое время проживший в Италии, описывает случившееся в одной из итальянских деревень преступление. Но сначала читатель, а вернее два друга, видят необычное явление в лунном свете. «Он оставил меня, пересек площадку и скрылся в темноте лестницы. Я не двигался, но сидел, глядя вниз, и видел, как мой друг вышел из башни. Я слышал, как он мурлыкает старую датскую песенку, пересекая в ярком свете луны открытое место и направляясь прямиком к таинственной могиле. Оказавшись в десяти шагах от нее, Холджер на миг остановился, сделал еще пару шагов вперед, а затем три-четыре шага назад и вновь замер. Я понял, что это значит. Он достиг того места, где Нечто переставало быть видимым, где, как сказал бы мой друг, менялся световой эффект. Затем он двинулся дальше, подошел к холмику и остановился. Я по-прежнему видел Нечто, но оно не лежало, как раньше, а стояло на коленях, обхватив своими белыми руками торс Холджера и обратив взор к его лицу. Легкое дуновение ветра шевельнуло мои волосы в тот момент, когда с холмов начала спускаться ночная прохлада, однако в этом движении воздуха мне почудилось дыхание иного мира».
        Дальнейшее развитие событий иллюстрирует, почему ночью на кладбище лучше не ходить. А автор повествует о совершенном двумя негодяями преступлении. Хотя главной героиней истории, на мой взгляд, является жадность. В местечке, где происходит действие рассказа, человека оценивают по количеству имеющихся денег. Лишившийся богатства, терял и все остальное: уважение, любовь, надежду на помощь. В отчаянии людям свойственно цепляться за любого, кто проявит чуточку тепла, или подарит иллюзию этого. Так случилось и с Анджело.
       «По вечерам, когда замирали дневные заботы, он, вместо того чтобы околачиваться со своими молодыми сверстниками в окрестностях местной церкви, искал уединения на окраине деревни, где оставался вплоть до наступления темноты. Тогда он крадучись возвращался домой и ложился в постель, дабы сократились расходы на свет. Но в те одинокие сумеречные часы он начал видеть странные сны наяву. Он уже не всегда был один, ибо часто, сидя на каком-нибудь пне, там, где узкая тропка ведет в ущелье, он без сомнения, видел женщину, бесшумно, как если бы она была босая, двигавшуюся над неровной грядой камней; она останавливалась под купой каштановых деревьев всего лишь в нескольких ярдах от Анджело и манила его к себе, не говоря, однако, ни слова. Хотя она находилась в тени, он знал, что у неё алые губы и что, когда её рот слегка приоткрывается в улыбке, обнажаются два маленьких острых зуба».
       Зло редко объявляется сразу в своем жутком виде. Оно предпочитает вкрадываться в нашу жизнь, притупляя чувство страха. Свою истинную суть Зло показывает, когда полностью овладеет человеком и ему уже не вырваться без помощи окружающих. Эта история окончилась благополучно для большинства героев, но в жизни такое редко случается.

Ирина Ивличева


Аксаков, К. С. Облако : (фантаст. повесть) / К. С. Аксаков // Русская фантастическая проза эпохи романтизма (1820-1840 гг.) / [вступ. ст. В. М. Марковича ; сост., подгот. текста и коммент.: А. А. Карпова и др.]. – Л. : Изд-во Ленингр. Ун-та, 1991. – С. 483-496.
        Когда Вы в последний раз смотрели на небо? Нет, не на бегу, следя за наплывающей тучкой и обдумывая, успеешь дойти до дома или придется мокнуть под дождем, а привольно раскинувшись на спине, погрузив свой взгляд в бесконечную синеву. Со мной такое было только в далеком детстве, как и с героем повести Константина Сергеевича Аксакова «Облако».
«Лотарий с сожалением смотрел, как облачко спускалось все ниже, ниже, коснулось земли, как бы опять остановилось на минуту и, наконец, исчезло на краю горизонта: в небе опять стало пусто; но Лотарий все смотрел вверх; он ждал, не появится ли опять милое облачко. В самом деле, через несколько минут (благодаря переменному ветру) показалось оно опять на краю неба. Сердце у Лотария сильно забилось: облачко сделалось уж как бы ему знакомым; он не спускал с него глаз: ему даже показалось, что оно имеет человеческий образ, и он еще более стал всматриваться; облако подвигалось так тихо, как будто не хотело сходить с неба, и, казалось, медлило; наш Лотарий долго еще любовался им; но другое большое облако поднялось, настигло легкое облачко, закрыло его собою и исчезло вместе с ним на противоположном конце неба».
       Чем старше мы становимся, тем меньше у нас времени и вот уже рассматривание воздушных замков становится для нас пустым времяпровождением. Двадцатилетний Лотарий забыл про девушку-облако, встреченную в детстве. Его захватила светская жизнь. Но однажды: «Танцуя в кадрили, он нечаянно обернулся и увидал, что какая-то девушка, бледная, высокая и прекрасная, которой он прежде на замечал, задумчиво и печально на него смотрит». Этот взгляд изменил его жизнь. Он, конечно же, познакомился с Эльвирой, узнал её странную историю и пригласил в гости в поместье, где провел свое детство.
       Окончание этой истории у меня вызвало легкую светлую грусть.
       Как и у героев, у повести не простая судьба. Константин Сергеевич прочитал её своим друзьям, среди которых был и драматург А. В. Сухово-Кобылин, а потом с горечью написал в письме к двоюродной сестре М. Г. Карташевской: «Так та мысль, которую хотел я сказать, мысль, которая должна навести на вопрос: что такое мечта? Какое право имеем мы называть одно мечтою, а другое действительностью? – эта мысль и замечена не была, а повесть доставила удовольствие, как калейдоскопическая игра; впрочем, там есть чувство само по себе». Автор так и не решился опубликовать рукопись, и повесть долго ждала своего читателя, способного поверить словам: «Знай, что из каждого царства природы приходят в мир чудные создания, и когда перед тобою пронесется девушка с чудным, с вдохновенным взором, с небесной прелестью на лице, - знай: это гостья между вами, это создание из другого, чудесного мира». Читателя чувствующего сердцем, что для истинной любви нет преград. Может быть, она ждала Вас?

Ирина Ивличева

Шелли, М. Франкенштейн, или Современный Прометей / Мэри Шелли ; пер. с англ. [З. Александровой]. – М. : Эксмо, 2007. – 285, [1] с. – (Культовая классика).

      В последнее время мне все чаще попадается на глаза фамилия литературного персонажа, придуманного в начале девятнадцатого века. Она мелькает на страницах популярных романов современных авторов, встречается в телепрограмме и живет на страничках Интернета, далеких от литературы. Книга Мэри Шелли относится к жанру, не входящему в сферу моих интересов, но увидев, что даже мой любимый английский писатель Питер Акройд попытался пересказать эту историю на современный лад, я сдалась и принялась за чтение романа «Франкенштейн, или Современный Прометей».

      С каждой прочитанной страницей все больше менялось мое мнение об этой книге. Писательнице удалось в занимательную историю вложить нравственную проблему, не нашедшую решения до сих пор. «Никому не понять сложных чувств, увлекавших меня, подобно вихрю, в эти дни опьяненные успехом, - рассказывает Франкенштейн. – Мне первому предстояло преодолеть грань жизни и смерти и озарить наш темный мир ослепительным светом. Новая порода людей благословит меня как своего создателя; множество счастливых и совершенных существ будут обязаны мне своим рождением». В этих словах скрыто все: и восторг от открывшихся возможностей, и жажда признания, и торжество победы. За теорией следует практическое воплощение своих чаяний, и... разочарование. «Нет в жизни ничего переменчивее наших чувств. Почти два года я трудился с единственной целью – вдохнуть жизнь в бездыханное тело. Ради этого я лишил себя покоя и здоровья. Я желал этого с исступленной страстью; а теперь, когда я окончил свой труд, вся прелесть мечты исчезла, и сердце мое наполнилось несказанным ужасом и отвращением».

      И вот, я добралась до сцены, восхищающей не одно поколение почитателей литературы ужасов. «Наконец-то мое волнение сменилось усталостью, и я, одетый, бросился на постель, надеясь ненадолго забыться. Но напрасно; мне, правда, удалось заснуть, но я увидел во сне кошмар: прекрасная и цветущая Элизабет шла по улице Ингольштадта. Я в восхищении обнял ее, но едва успел запечатлеть поцелуй на ее губах, как они помертвели, черты ее изменились, и вот уже я держу в объятиях труп моей матери; тело ее окутано саваном, и в его складках копошатся могильные черви. Я в ужасе проснулся; на лбу у меня выступил холодный пот, зубы стучали, и все тело свела судорога; и тут в мутном желтом свете луны, пробивавшемся сквозь ставни, я увидел гнусного урода, сотворенного мной. Он приподнял полог кровати; глаза его, если можно назвать их глазами, были устремлены на меня. Челюсти его двигались, и он издавал непонятные звуки, растягивая рот в улыбку. Он, кажется, говорил, но я не слышал; он протянул руку, словно удерживая меня, но я вырвался и побежал вниз по лестнице». Правда, меня больше испугали последующие действия Франкенштейна. Он бросил свое творение и постарался о нем забыть.

      Все последующие события романа подтверждают, что человек должен нести ответственность за свои деяния. С каждой сценой все яснее становится опасность, выпущенная в мир безответственным ученым. Окончание произведения правдиво. Ученый умирает, а его создание, умеющее только убивать, остается. Изменилось ли что-то в характерах людей за прошедшие века? Нет. Все больше становится разрушительных открытий, а люди задумываются о своих поступках, только если последствия негативно отражаются на их собственной жизни и судьбе родных. Произведение Мэри Шелли заставляет читателей задуматься, пристально всмотреться в окружающий мир, испугаться и стать чуточку человечнее. Спасибо ей за это.

Ирина Ивличева


Гоголь, Н. В. Вечера на хуторе близ Диканьки : [повести] /Николай Васильевич Гоголь ; [сост. А. Ю. Астахов]. – М Белый город, 2009. – 350, [1] с., [6] л. цв. ил. : ил. – Русская классическая библиотека).

      В стародавние времена жизнь человека подчинялась строгому распорядку. С восхода до заката солнца он занимался повседневными делами, но стоило тьме окутать землю мир вокруг него становился изменчивым, таинственным и немного пугающим. Собирались люди вечером у зажженного огня и ими завладевали волшебные истории.

     В наши дни все совсем иначе. Дела полностью поработили нас. Люди редко собираются вместе и при встрече обсуждают дневные заботы. Но тайный мир не сдается. Он как и прежде обольщает и притягивает, правда, охотится теперь отдельно за каждым из нас.

     Меня этот мир поджидал в томе, который я обнаружила на печи, куда меня отправили после продолжительного катания с ледяной горки. Сама бы я такую толстую книгу из шкафа не взяла. Мое внимание привлекла открытка, которая исполняла роль закладки. Я открыла томик и... «Настала ночь: ушел сотник с молодою женой в свою опочивальню; заперлась и белая панночка в своей светлице. Горько ей; стала плакать. Глядит: страшная черная кошка крадется к ней; шерсть на ней горит, и железные когти стучат по полу. В испуге вскочила она на лавку, - кошка за нею. Перепрыгнула на лежанку, - кошка и туда, и вдруг бросилась к ней на шею и душит её. С криком оторвавши от себя, кинула её на пол ; опять крадется страшная кошка». Так и провела я все зимние каникулы в обнимку с томиком Гоголя.

     Повесть «Майская ночь, или Утопленница» стала для меня настоящим открытием. Мир волшебных существ обитающих рядом и вмешивающихся в людские дела казался реальным. «Левко посмотрел на берег: в тонком серебряном тумане мелькали легкие, как будто тени, девушки в белых, как луг, убранный ландышами, рубашках; золотые ожерелья, монисты, дукаты блистали на их шеях; но они были бледны; тело их было как будто сваяно из прозрачных облак и будто светилось насквозь при серебряном месяце. Хоровод, играя, придвинулся к нему ближе. Послышались голоса».

     Нашлась в книге повесть, которая меня сильно испугала. Сцена колдовства отпечаталась в моем сознании на долгие годы. «Колдун стал прохаживаться вокруг стола, знаки стали быстрее переменяться на стене, а нетопыри залетали сильнее вниз и вверх, взад и вперед. Голубой свет становился реже, реже и совсем как будто потухнул. И светлица осветилась уже тонким розовым светом. Казалось, с тихим звоном разливался чудный свет по всем углам, и вдруг пропал. И стала тьма». Я до сих пор считаю повесть «Страшная месть» самым страшным произведением Николая Васильевича Гоголя. Конечно, в неполные одиннадцать лет я не могла до конца понять суть этого произведения, это произошло намного позже. Но это произведение оказало влияние на всю мою последующую жизнь. Я открыла для себя мир сновидений, что добавило волшебства в мою жизнь.

 Ирина Ивличева

 
Баннер
Баннер