Главная Последние новости Поэзия блокадного Ленинграда
Баннер

Всеволод Александрович Рождественский - русский советский поэт и переводчик, журналист, военный корреспондент. Участник Великой Отечественной войны. С первых дней - в народном ополчении. Работал корреспондентом в газетах «На защиту Ленинграда», «Ленинградская правда», «Ленинский путь». Писал массовые песни, патриотические стихи (сборники «Голос Родины», 1943, «Ладога», 1945).
Участвовал в прорыве блокады Ленинграда.

          Лирика Рождественского 1960—70-х гг. посвящена прошлому и настоящему Ленинграда, красоте северной природы.
          Рождественский является также автором ряда оперных либретто, песен, стихотворных переводов и двух книг мемуаров, «Страницы жизни» (1962) и «Шкатулка памяти» (1972). Был членом редколлегии журналов «Звезда» и «Нева».
          Рождественский известен как один из квалифицированных переводчиков. Ему принадлежат переводы: Т. Готье, Ж. Мореаса, Леконт де Лиля, Соути и Беранже. Рождественскому принадлежит также ряд повестей для юношества.
Награждён орденами Трудового Красного Знамени и Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги».

               Голос Родины

В суровый год мы сами стали строже,
Как темный лес, притихший от дождя,
И, как ни странно, кажется, моложе,
Все потеряв и сызнова найдя.

Средь сероглазых, крепкоплечих, ловких,
С душой как Волга в половодный час,
Мы подружились с говором винтовки,
Запомнив милой Родины наказ.

Нас девушки не песней провожали,
А долгим взглядом, от тоски сухим,
Нас жены крепко к сердцу прижимали,
И мы им обещали: отстоим!

Да, отстоим родимые березы,
Сады и песни дедовской страны,
Чтоб этот снег, впитавший кровь и слезы,
Сгорел в лучах невиданной весны.

Как отдыха душа бы ни хотела,
Как жаждой ни томились бы сердца,
Суровое, мужское наше дело
Мы доведем - и с честью - до конца.

            Могила бойца

День угасал, неторопливый, серый,
Дорога шла неведомо куда,-
И вдруг, под елкой, столбик из фанеры -
Простая деревянная звезда.

А дальше лес и молчаливой речки
Охваченный кустами поворот.
Я наклонился к маленькой дощечке:
"Боец Петров", и чуть пониже - год.

Сухой венок из побуревших елок,
Сплетенный чьей-то дружеской рукой,
Осыпал на песок ковер иголок,
Так медленно скользящих под ногой.

А тишь такая, точно не бывало
Ни взрывов орудийных, ни ракет...
Откуда он? Из Вологды, с Урала,
Рязанец, белорус? - Ответа нет.

Но в стертых буквах имени простого
Встает лицо, скуластое слегка,
И серый взгляд, светящийся сурово,
Как русская равнинная река.

Я вижу избы, взгорья ветровые,
И, уходя к неведомой судьбе,
Родная непреклонная Россия,
Я низко-низко кланяюсь тебе.

 
Оцените компетентность сотрудников
 
Качество предоставления услуг
 
Баннер
Баннер
Баннер
Сейчас 24 гостей онлайн
v i f w