Главная Последние новости Листаем «Музыкальную жизнь»
Баннер

Был у нас читатель, который к приветствию неизменно добавлял фразу: «Чем читателя порадуете?» Действительно, чем?
Может быть, полистаем журналы? Например, любимую «Музыкальную жизнь». Это журнал мы выписываем несколько десятилетий подряд, а храним сейчас с 1994 года! «Свежие» номера вы читаете, а к «архиву» редко обратится кто-то просто так. Посмотрим, о чем писали много лет назад.

№ 1 за 2002 год

         Интересный материал в «копилку» по теме «Музыка в годы Великой Отечественной» опубликован под рубрикой «Кино и музыка». С композитором Тихоном Николаевичем Хренниковым беседовала Татьяна Егорова. Предваряя интервью, она пишет: «В начале Великой Отечественной войны, в трагические месяцы отступлений и кровопролитных сражений, когда фашистские войска приближались к Москве, на экранах появилась новая музыкальная кинокомедия режиссера Ивана Пырьева. Фильм, казалось, такой далекий от всего того, чем жил тогда народ, неожиданно стал необыкновенно популярным на фронте и в тылу, наполняя сердца и души надеждой, а звучавшая в картине музыка сразу разлетелась по стране, сделав еще более известным имя молодого композитора Тихона Хренникова». Речь идет о фильме «Свинарка и пастух».

Предлагаем вашему вниманию фрагмент беседы.

          - Какое впечатление на вас произвел сценарий фильма «Свинарка и пастух»? Как вам работалось на этой картине?

          - Автором сценария был талантливый поэт и драматург Виктор Гусев. Я, конечно же, сразу прочитал сценарий и очень им увлекся, потому что мне уже давно хотелось попробовать себя в фильме, где должно быть много музыки, где она играет важную роль. Тем более что в самом сценарии я увидел стихотворные тексты песен, которые пленили меня своей музыкальностью. Я дал согласие и начал писать. Причем начал писать с «Песни о Москве», которая далеко не сразу мне удавалась, но потом я справился, показал режиссеру, и она очень понравилась. Затем я стал работать над остальными музыкальными номерами. Уже шли съемки, и я по мере надобности давал все новую и новую музыку. Она была очень разнообразной, театральной, потому что я любил театр, любил писать для театра, и мне интересно было работать в кино. Последние музыкальные фрагменты мы записывали в Доме кино в конце июня 1941 года, когда уже шла война. Помню, у всех было такое странное состояние, потому что вокруг происходили драматические события; и нам казалось, что делать эту картину ни к чему. Что она ничего не может изменить в нашей общественной жизни. Но все-таки фильм закончили. Пырьев его смонтировал окончательно, я дописал музыку. В начале сентября поехал проведать свою семью, которая вместе с другими композиторскими семьями была в эвакуации под Свердловском. Перевез семью в Свердловск, где местный оперный театр заказал мне новую оперу. Там тогда находился Театр Красной Армии, и его руководитель Алексей Дмитриевич Попов предложил мне стать заведующим музыкальной частью. В то время они готовились к постановке спектакля по пьесе «Давным-давно» Александра Гладкова (с которым я был знаком и до этого). Пьеса еще была неизвестна и нигде не шла. Когда я прочитал ее, то пришел в восторг. В Свердловск я приехал только на месяц, но 16 октября началось бегство из Москвы в связи с тем, что приближались немцы, и в Москву уже никого не впускали. Поэтому я не смог вернуться до января 1942 года, когда пришел вызов от председателя Комитета по делам искусств Храпченко (тогда я работал на Центральном радио, писал какие-то песни). И все это время я думал, что с фильмом покончено: настолько он был не в контексте всей нашей жизни, всего того, что происходило. Как вдруг в конце ноября 1941 года в «Правде» появилась статья Алексея Толстого об этой картине. В ней было написано, что этот фильм очень нужен сейчас советскому народу, что в нем показана наша прежняя мирная жизнь, что, посмотрев ее, люди увидят, за что они воюют: за эту потерянную мирную жизнь, за любовь, за Родину. В общем, статья была восторженная. После ее публикации фильм «Свинарка и пастух» стал самой популярной и актуальной картиной в общественном смысле этого слова. Я был невероятно счастлив. Потом мы все, то есть и я, и Виктор Гусев, и Пырьев, получили за него Сталинскую премию.
          По сути дела, «Свинарка и пастух» была моим настоящим дебютом в кино. А потом, уже через год, в начале 1943 года, Иван Александрович Пырьев сказал мне: «Тихон, Виктор Гусев написал новый сценарий». Речь шла о потрясающем по таланту, по предсказательности того, что будет, сценарии фильма «В шесть часов вечера после войны». Мы закончили картину в 1944-м, а зимой 1945 года, когда я с Блантером по приглашению Политуправления поехал на Первый Белорусский фронт к маршалу Чуйкову, я смотрел этот фильм вместе с солдатами, офицерами. Вы не представляете, как они принимали картину! Ведь еще шла война, шли бои за Берлин, а в ней был уже показан конец войны, встреча влюбленных на мосту перед Кремлем на фоне победного салюта.

Хренников, Т.Н. «Это был мой настоящий дебют в кино…» : [беседа с композитором Тихоном Хренниковым] / беседу вела Татьяна Егорова // Музыкальная жизнь. – 2002. – № 1. – С. 32-34. – (Кино и музыка).

Продолжение следует.

 
Оцените компетентность сотрудников
 
Качество предоставления услуг
 
Баннер
Баннер
Баннер
Сейчас 38 гостей онлайн
v i f w