Главная Отражения Жизнь женщины
Баннер

Вильмонт, Е.Н. Дети галактики, или Чепуха на постном Масле / Екатерина Вильмонт. – М. : АСТ : Астрель, 2006. – 215, [1] с. : цв. ил.

Книга читального зала ЦГБ им. А. П. Чехова.

         О чем чаще всего говорят и думают женщины? Исследований никто не проводил, но мне кажется о еде. Вопрос, ежедневно тревожащий половину человечества: «Что бы приготовить?» Вопрос, интересующий все человечество: «Что бы съесть?» Даже вспоминая прошлое, мы незаметно сворачиваем на бабушкины пирожки, школьные завтраки и ...любимые прилавки магазинов. «Сейчас я что-то не вижу ни ландрина, ни монпансье, - сожалеет писательница Екатерина Вильмонт. – Для молодых объясняю. Монпансье – прозрачные маленькие леденцы, которые продавались в пестрых жестянках. Желтые, красные и зеленые. А ландрин – тоже леденцы, но обсыпанные сахаром. В моем детстве в булочных стояли большие стеклянные банки с леденцами, подушечками, раковыми шейками без оберток. Подушечки были весьма разного вида. Белые, розовые, коричневые, присыпанные какао, полосатенькие. А конфеты подороже и посолиднее помещались в вазах на ножках». К этой выставке вкусностей меня просто приклеивало. Бабушка, спокойно отпуская мою руку у входа в магазин, шла делать необходимые покупки, а потом забирала у продавщицы сто грамм подушечек и меня.

        Открывая книгу воспоминаний известной писательницы, я не думала, что попаду в собственное детство. Что может быть общего у дочери переводчиков, друживших с Пастернаком, Нейгаузом, принимавшим в своем доме Солженицына и обычной провинциалки? Оказалось многое. Начиная с обожаемого мной салата. «Теперь это называют оливье, но тогда называлось просто «салат». Что будем готовить на день рождения? Салат. И все понимали, какой. Других просто не знали. Я опросила многих моих ровесников и все вспомнили, что тогда слово «оливье» никто не употреблял, оно прилипло к «салату» примерно вначале восьмидесятых». Заканчивая некоторыми увлечениями. «Наша семья помешалась на хоккее. Это была эпоха его расцвета. Какие имена: Старшинов, братья Майоровы, Зимин, потом уже Якушев, Шадрин... Это только «Спартак», а был еще и Харламов, и Фирсов, и Рагулин, и Мальцев!» Я помню времена, когда хоккей был настолько популярен, что вовремя трансляции советско-канадских матчей улицы были тихи и безлюдны. У нас даже общая любовь обнаружилась. «Но все рекорды побил «Мистер Икс» с Георгом Отсом. Мы с мамой обе в него влюбились», - вспоминает писательница. «Люблю этот фильм и Георга Отса до сих пор», - вздыхаю я.

        Оказалось книгу читать не только интересно, но и вкусно. Встречи, события, поездки в ней гармонично сочетаются с рецептами различных блюд. Мне приглянулась рыба под майонезом из филе серебристого хека. «Итак, кусочки филе обвалять в муке, обжарить на растительном масле, уложить на блюдо, смазать, пока не остыли майонезом и сверху положить поджаренный лук, довольно много. Дать постоять, чтобы рыба пропиталась всем этим. Просто и вкусно». Пойду попробую приготовить это на ужин.

Ирина Ивличева 

Бронте, Ш. Джейн Эйр : [роман] / Шарлота Бронте ; [пер. с англ. И. Г. Гуровой]. – М. : АСТ : Астрель, 2010. – 444, [1] с.

     Долгожданный отпуск не оправдал возложенных на него надежд. Небо сердито хмурилось, грохотало, раскидывало молнии и заливало все водой. Планы пришлось подгонять под реальные обстоятельства. Но отдых «на диване» испортила очередная гроза, лишившая меня всех благ 21 века. Ни телевизора, ни Интернета! И это уже было обидно до слез. День, заполненный домашними хлопотами, показался обычным, но вечер без привычного гомона телевизора и прогулок в Интернете был действительно тоскливым.

     Вытянув из книжного шкафа первую попавшуюся книгу, открыла и прочла первую строчку: «Пойти гулять после обеда в тот день было никак нельзя». Слова оказались вполне созвучны погоде за окном. Последовав примеру героини романа Шарлоты Бронте, я устроилась поудобнее и погрузилась в чтение, улыбаясь попадавшимся совпадениям: «Время от времени, переворачивая страницу книги, я поглядывала в окно на открывавшийся за ним вид – вдали белесой пеленой висел туман, смыкаясь с тучами, вблизи долгие порывы стонущего ветра гнали нескончаемые дождевые струи над мокрой лужайкой и гнущимися ветками деревьев и кустов».

     История Джейн постепенно захватила меня целиком. Следуя за событиями её жизни, я постепенно начала осознавать, что если отбросить исторические детали, то вырисовывается вполне современная история. Богатый, пресытившийся удовольствиями, мужчина встречает молодую девушку и решает её заполучить. Умело обольщает разговорами и обещаниями, даже предлагает стать его женой, не уточняя какой по счету. Когда обман раскрывается, мистер Рочестр начинает жаловаться на жизнь и женщин: «У нее были две преемницы – итальянка Джачинта и немка Клара, - обе редкие красавицы. Но что значила для меня их красота через несколько недель? Джачинта была лживой и разнузданной, через три месяца я с ней расстался. Клара была честной и спокойной, но тяжеловесной, глупой, без каких-либо интересов – совершенно не в моем вкусе». Джейн сумела понять из рассказа любимого самое главное: «Я почувствовала в этих словах правду и вывела из них следующее твердое заключение: если я настолько забудусь и забуду все внушенные мне нравственные начала, что под любым предлогом, с любыми оправданиями, при любом искушении стану преемницей этих бедных женщин, то неизбежно настанет день, когда он и на меня поглядит с тем же чувством, которое сейчас оскверняет воспоминания о них».

      Удивительный роман удалось написать английской писательнице. Многочисленные экранизации не вполне передают всю его мудрость, оставляя за рамками романтической истории, ценные наблюдения: «Безумны те женщины, что позволяют тайной любви вспыхнуть в своем сердце – любви, которая, если останется безответной и неизвестной, неизбежно сожжет жизнь, её вскормившую. А если будет открыта и найдет ответ, то завлечет, точно блуждающий огонек в коварную трясину, откуда возврата нет». Но зато, прекрасно раскрывают суть книги – стремление обрести свой дом, свою любовь.

       Я с сожалением рассталась с героями романа, ставшими более понятными за несколько проведенных вместе вечеров. Не один раз за время отпуска я с благодарностью думала о создателях книг и радовалась, что не поддалась нынешней моде на пустые книжные полки. А в последнее время стала замечать быстрое разрастание коллекции свечей. Слишком часто стал отключаться свет! 

Ирина Ивличева

Костелло, Д. Подружки невесты : [роман] / Джейн Костелло ; [пер. с англ. Л. Миронычевой]. – М. : АСТ, 2010. – 316, [1] с.

Осень. Небо заволокло тяжелыми серыми тучами. Мелкий дождик моросит целыми днями. Холодно, сыро и сумеречно. В голове крутится единственное слово: «Устала». Книги выскользнули из рук и разбежались по комнате, как живые. Поймав себя на том, что я всерьез обдумываю, стоит ли их собирать, я окончательно убедилась, что меня посетила хандра, или как пишут в гламурных журналах «осенняя депрессия».

Подняв с пола раскрытую книгу, я пробежала глазами по страничке. «До чего же странный мы народ, англичане, если чашке чаю приписываем больше целебной силы, чем психиатрам с Харлей-стрит. Какое бы несчастье ни стряслось – вплоть до смерти близких или стихийного бедствия, -  непременно кто-то да скажет: «А пойду-ка я поставлю чайник!» И жизнь, в конце концов, потихоньку возвращается в свое русло». Попробовать что ли?

Через пятнадцать минут, устроившись в любимом кресле с чашкой горячего чая и шоколадкой, я с увлечением читала о жизни журналистки Айви Харт и её подруг. Главной героине катастрофически не везет с поклонниками, а вот её подружки, и даже мама, собрались связать себя узами брака. Оказывается, быть подружкой невесты на свадьбе довольно сложно и хлопотно. Да и свадьбы бывают разные, как и проблемы, возникающие при их организации.

Между описаниями праздников автору романа «Подружки невесты» Джейн Костелло удалось разместить все, из чего состоит женская жизнь. Отношения с родителями, семейные неурядицы, воспитание и болезни детей, походы по магазинам, задушевные беседы с подругами, любовь, измены и предательства. Преодолеть можно все, если не терять оптимизма и чувства юмора. И, конечно же, Айви Харт непременно встретит свою настоящую любовь.

А что моя хандра? Разве может женщина остаться грустной посетив пять свадеб, а именно столько их оказалось в книге и, съев плитку шоколада, который  способствует снятию усталости и улучшению настроения.

Ирина Ивличева

 
Баннер
Баннер