Главная Отражения Листаем журнал
Баннер

ЛИСТАЕМ ЖУРНАЛ


Балет : [литературно-критический, историко-теоретический, иллюстрированный журнал]. – М. : АНО «Редакция журнала «Балет», 2016. – № 6. – 47, [1] с. : цв. ил.

        28 декабря 2016 года журналу «Балет» исполнилось 35 лет. Декабрьский номер журнала почти полностью посвящен юбилею. По традиции на праздновании принято вспоминать о прошлом. Статья Виолетты Майниеце «С солнцем в крови» подарила мне встречу с кумиром моей юности. Мое увлечение началось с просмотра балета «Спартак» по телевизору. Вернее, балет смотрела мама, а я шла мимо в свою комнату, когда на сцене появился Красс. Марис Лиепа – прекрасный, величественный, потрясающий, или, как пишет автор статьи: «…богоподобный Красс». С этим спектаклем в мою жизнь ворвалась любовь к искусству классического танца и поклонение перед талантом великого артиста. Виолетте Майниеце удалось нарисовать прекрасный словесный портрет: «…Марис Лиепа не знал, что такое творческое тление. Каждый вечер на сцене он беспощадно сжигал себя дотла и возрождался подобно Фениксу. Так, ярко пламенея и излучая море тепла, горит липа – мощное дерево света, солнца, надежности, сладостного летнего цветения».
         Журнал дает возможность: вспомнить легендарных балерин Ольгу Лепешинскую, Наталью Бессмертнову, заглянуть в творческую мастерскую гениального театрального художника Льва Бакста, познакомиться с новыми течениями, результатами конкурсов и заглянуть в будущее.
        Валерий Модестов в своей статье «Балетный театр Юрия Григоровича» не только прослеживает творческий путь выдающегося хореографа, но и напоминает, что в 2017 году у Юрия Николаевича «…сразу два юбилея – 90 лет со дня рождения и 60 лет триумфального восхождения на балетный Олимп…».
        С этого номера в журнале начинается публикация материалов в рубрике «Навстречу юбилею Петипа», 200-летие которого будет отмечаться в 2018 году. Статья «Нет лучшей школы, чем школа Петипа», написанная 25 лет назад Николаем Иосифовичем Эльяшем, 100-летие которого отмечалось в 2016 году, для меня открыла новые грани творчества хореографа. «Жизнь Петипа была не только долгой, но и до последнего дня активной. Он жадно впитывал и закреплял в памяти достижения своих современников и художников предшествующей эпохи, чтобы не только на этой основе создавать новое, но и для сохранения, чтобы нефиксируемые балетные произведения не умирали и не теряли своих истинных контуров, с тем, чтобы на русской сцене, а вслед за ней и во всех театрах мира сохранились такие балеты, как «Тщетная предосторожность, «Жизель», «Корсар», «Эсмеральда».
       Думаю, меня ждет еще много интересных фактов и мнений в следующих публикациях, поэтому я без грусти расстаюсь с этим номером журнала «Балет» и с предвкушением жду следующий.

Ирина Ивличева

________________________________________________

Обложка первого номера «Вокруг света» за 2017 год способна встревожить любого любителя кошек. Увидев сердитую мордашку голубоглазого пушистика, я тут же схватила журнал и полезла узнавать, кто котика обидел. Статья Елены Федорович «Те, кто не похожи на людей» заставила меня задуматься, а её окончание навеяло печаль. «Мы готовы очеловечивать не только забавных котов и преданных псов, но и роботов, гаджеты. Гаджетам и роботам все равно, но вот приписывание животным несуществующих эмоций таит в себе серьезную опасность. Мы часто игнорируем их реальные потребности и даже не стремимся понять. Нам хорошо, а им плохо». Мне действительно было хорошо, потому что мой любимый рыжий зверь мурчал у меня на коленях и блаженно жмурясь, подставлял мне для почесывания то одно ушко, то другое. «Котя, тебе у меня плохо?» - поинтересовалась я. Начинающаяся душевная беседа была грубо прервана хлопком дверцы холодильника.

       Пришлось для поднятия настроения сунуть в рот кусок шоколадки и приступить к разглядыванию фотографий «12 шедевров иллюминации». Меня совершенно заворожил вид сингапурского моста, изображающего двойную спираль ДНК. Оторвать меня от этого потрясающего зрелища удалось Елене Суворовой, которая пообещала в статье «Всё в шоколаде» рассказать о том, как делается правильный шоколад и как его узнать по упаковке. «Поздно», - подумала я, сминая пустую бумажку, но все же прочитала информацию на странице 97 под названием «Как читать шоколадную этикетку?».
        Путешествуя по страницам журнала, я узнала ответы на такие разные вопросы. Кто изобрел первую елочную гирлянду и популярный салат Цезарь? Меняет ли еж свои иголки? Зачем мужчинам кадык? Кто такие ладины? В статье «Горные подкаблучники» Дарья Карелина рассказала о быте и обычаях народа, насчитывающего около 35000 человек. Ладины имеют свой язык, кухню, архитектуру и праздники. «Все главные ладинские праздники – религиозные, - рассказывает Диего Клара. До 1905 года ладины не отмечали Рождество. Его нам навязали итальянцы. Наш праздник – День сердца Христова. Мы отмечаем его в первое воскресенье июня. В этот день на всех горных вершинах разводят огонь. Праздник возник во время войны с Наполеоном. Тогда наш народ в молитвах обещал Иисусу, что каждый год будет жечь костры в его честь, если он поможет ладинам пережить войну. С тех пор молодежь ежегодно карабкается на гору, чтобы развести огонь. А семьи с детьми разжигают костер просто на заднем дворе».
       Достойным завершением путешествия стала статья историка-игроведа Дмитрия Скирюка «Один на всех, и все на одного», рассказывающая о самой популярной игре средневековой Европы «Лиса и гуси» и её современных вариантах. Мне стало интересно опробовать игрушку и, отложив журнал, я нырнула в Интернет.

Ирина Ивличева

___________________________

 

Родина: истор. науч.-лит. журн. – 2015. – № 12. – 236 с. : ил.

        Вот и подходит к концу Год литературы. Всего несколько листочков осталось на календаре. Проводить его праздничным обедом по мотивам любимых произведений предлагает журнал «Родина». Отличный повод попробовать яйца-кокотт с шампиньонами, малот из налима, бланманже, ананасы в шампанском и бараний бок с кашей, который так аппетитно поглащают герои Н. В. Гоголя. «Возьмите барана», продолжал Собакевич, обращаясь к Чичикову: «это бараний бок с кашей! Это не фрикасе, что делаются на барских кухнях из баранины, какая суток по четыре на рынке валяется!» Собакевич опрокинул половину бараньего бока к себе на тарелку, съел всё, обгрыз, обсосал до последней косточки».

         Ни одно застолье не обходится без разговоров. В преддверии Нового года мы мечтаем о счастье. А счастье к нам приходит только вместе с любовью. Это волшебное чувство стало главной темой номера.

        Майя Плисецкая и Родион Щедрин прожили вместе 56 лет. А начиналось все так: «Сортвальское лето было всплеском счастья. Жили мы в крошечном коттедже, прямо в лесу, среди гранитных валунов, в совершенном отдалении от людей. Коттедж был из одной малюсенькой комнаты. Метров семь-восемь. Туалет - весь лес. Ванная – Ладожское озеро. Комары не щадили. По ночам снаружи лоси терлись о наши дощатые стены. В дожди в домике было зябко. Коттедж не отапливался. Крыша чуть протекала. Но мы лучились радостью. Что человеку, мудрые философы мироздания, в конце концов, нужно – задам вновь извечный вопрос?»

        Человеку нужна душевная теплота близкого человека. «В первый раз они увиделись в столовой. Она сразу обратила внимание, как он красиво ел. Набралась смелости – подошла, спросила: вы китаец? Нет, ответил он. Кореец? Нет. А кто? Японец. Клавдия признавалась потом подруге: полоснула по сердцу нечеловеческая тоска, застывшая в глазах японца. Кому, как не ей, было понять чужую боль и муку. И пожалеть – искренне, без фальши». Непростая история двух людей, с изломанными историческими событиями судьбами, русской женщины Клавдии Новиковой и Ясабуро-сан заставляет задуматься о значении человеческих чувств.

        И здесь мне трудно добавить что-либо к словам автора материала Натальи Барабаш: «Когда человечество начинает массово вырабатывать ненависть, оно само сгорает в убийственных войнах. Не для того рождено. Растить в себе драгоценную, высокой душевной очистки энергию тонких сфер. Вырабатывать эмоциональное сверхтопливо, которым мы согреваем остальные миры. Производить любовь. Это и есть наше дело в распределении труда во Вселенной. Наше главное предназначение».

Ирина Ивличева

 _________________________________________________


Знамя : ежемесячный литературно-художественный и общественно-политический журнал. –2015. - № 7. – 239 с.


Вечером пришла с работы усталая и захотелось почитать чего-нибудь светлого, легкого для поправки настроения. У меня, на такой случай, томик Пушкина рядом с креслом лежит. Переоделась, достала из сумки журнал «Знамя», взятый в библиотеке. Подумала: «Может современных поэтов почитать?». На какой странице журнал открылся с того и начала экскурс в мир поэзии.



         Голова лежит без сна,

         мнёт подушку перьевую.

         Кем я произнесена

         сквозь чужие имена?

         Не воюю, не ворую,

         не умею, не хочу.

         Мне и так всю ночь – вторую –

         голова не по плечу.

Дальше углубляться в творчество Ксении Толоконниковой не захотелось. Заглянула в содержание. Первыми напечатаны стихи Бориса Кочейшвили. Решила быть осторожнее и сначала прочитать об авторе. Узнала, что Борис Петрович не только поэт, но и знаменитый художник. Его картины хранятся в Русском музее, Третьяковской галерее, во многих российских и зарубежных коллекциях. К моему стыду ни одной картины припомнить не смогла. Шишкина, Врубеля, Рериха помню, а Кочейшвили – нет. Решила почитать стихи, а потом в Интернете картины посмотреть.

         дорогие мои

                     времени нет

       лето

               прополка

                           куры

                               да утки

                  скот донимает

         а то бы я вам

         и «охотников на снегу»

                 и «чёрный квадрат»

                         и «данаю»

       Я себе поэзию представляю несколько иначе, поэтому решила перейти на страничку следующего автора. Прочитала, что Александр Беляков в 2012 году удостоен премии-степендии Фонда памяти Иосифа Бродского. В этом году у него вышла седьмая книга стихотворений. Вздохнула с облегчением и начала знакомство с творчеством.

 

     поверх соборов и стогов

     прудов и тополей

     моне высматривал богов

     воздушных королей

 

     простейшее искало корм

     происходил обвал

     несметных норм предметных форм

     лишь свет торжествовал

 

Мне понравилось. Непривычно воспринимается без знаков препинания, да и за французского художника слегка обидно, но решила продолжить. После стихотворения «Искусство падения» отчетливо осознала, чем отличается поэт от обычного человека. Простой мужик после падения с лестницы матерится, а поэт свои чувства выражает в стихотворной форме.


     по небесам идёт как рыба

     металлургическая глыба

     горят стальные волдыри

     на шкуре медного пошиба –

     там что-то чавкает внутри

 

     всю зиму из-за этой хрени

     округу мучают мигрени

     тоска ползёт во все углы –

     и только мёртвым все до фени

     и лишь глухие веселы

 

После этого опуса мой мозг окончательно «завис», а чувства начали проситься наружу. Я осторожненько отложила журнал, нащупала дрожащей рукой ручку и записала на клочке бумаги:

      

в журнале я стихи читала

     ни запятых ни рифмы нет

     слова сложились как попало

     назвал стихом

                               и ты

                                       ПОЭТ

                                                                     Ирина Ивличева


___________________________________________________

 

 Вокруг света : журнал Русского географического общества. – 2015 - № 3. – 144 с. : цв. ил.

        Я не сразу поняла, насколько ценный журнал попал мне в руки. Выбрала я его из-за волшебного, для меня, слова пицца на обложке. Первой открыла статью Елены Бурести «Пицца под солнцем» и оказалась на улицах Неаполя: «В воздухе ароматы крепкого кофе, ванильных бриошей, свежей рыбы и близкого моря. Десять утра, на улице плюс 20, в ярко-голубом небе сияет ласковое солнце – типичная неаполитанская зима! Из чьего-то окна звучит задушевная песня на местном диалекте». Перед глазами улицы старого города, сфотографированные Денисом Синяковым, и беседа с Джованни Импрота, знающего о пицце все. Он поделился фирменным рецептом пиццы «Маргарита» и предупредил: «Замечала, что после пиццы иногда бывает сильная жажда? Верный признак плохого теста. Значит, не додержали до готовности...». Подробно ознакомившись с приведенными в журнале видами пиццы и подсчетом калорий этого блюда, я начала разглядывать фотографии на страницах журнала. На каждой из них обнаружился номер. Числа, казалось, были разбросаны в произвольном порядке. Две фотографии, размещенные на одной странице, были отмечены, как 542 и 307. Объяснение этой аномалии обнаружилось на десятой странице журнала.

        Оказалось весь мартовский номер посвящен объектам, входящим в список всемирного наследия человечества, составляемым ЮНЕСКО. В журнале приведены критерии отбора объектов, карты с обозначениями их расположения и пронумерованный перечень. Путешествуя по страницам журнала, мне удалось вместе с Дарьей Патриной осмотреть Великую Китайскую стену, с Николаем Федотовым побывать на строительстве египетских пирамид, с Дарьей Карелиной совершить восхождение на гору Фудзи, на вершине которой, согласно легенде, горит эликсир бессмертия. Мне удалось полюбоваться рисунками, оставленными на стенах пещер древними людьми и видами величественных соборов.

       Алена Бобрович познакомила меня с удивительным мастером Олегом Зинатуллиным. Уже двадцать лет он работает в лаборатории научной реставрации часов и музыкальных механизмов при музее Эрмитаж. Благодаря его умелым рукам знаменитый эрмитажный «Павлин» до сих пор демонстрирует посетителям красоту своего хвоста. «Скоро нужно будет снова реставрировать механизм, - вздыхает мастер. – У «Павлина» ресурс 200 часов. Когда автомат заводят, он работает две с половиной минуты. А гоняют его теперь по нескольку раз в неделю».

        «При чем же тут пицца?» - спросите вы. В 2011 году Ассоциация настоящей неаполитанской пиццы подала в ЮНЕСКО заявку о признании пиццы – любимой еды бедняков итальянского юга – нематериальным культурным наследием. У нас в каждом доме блины пекут. Может собраться всем миром и тоже заявку в ЮНЕСКО отправить?

Ирина Ивличева

 ___________________________________________


Октябрь : независимый литературно-художественный журнал. – 2014. - № 10. – 192 с.

         Работа и Интернет заполнили все мое время, и много интересного стало проскальзывать мимо. Если бы меня не занесло в библиотеку-филиал № 34, то встреча с юбилейным номером журнала «Октябрь» не состоялась. Передо мной его открыла заведующая библиотекой Галина Николаевна Финогенова. Смотрю, рука нарисована, а на ладошке сказочка Алексея Андреева «Богатырь-лайт» с занятным таким окончанием: «- Тьфу ты! – сплюнули три головы, подпалив траву, Змей развернулся, поднялся и полетел восвояси. Уже шестьдесят с лишним лет мечтал он побить Ивана, но... сначала мать его наскакивала тигрицей, потом эта... ни разу еще не получилось». Ладошек оказалось много и как в рассказе Александра Дорофеева «Земля» они были разными: «Большие и маленькие, с длинными пальцами и короткими. Иные растопырены, или только указательный в сторону глядит. На другой – пальцы вместе. На третьей мизинца не хватает. А вот чья-то рука пальцем грозит».

       Открывая журнал наугад, я побывала на уроке скуки Натальи Евдокимовой, узнала причину изобретения телефона у Саши Соколова, прокатилась в автобусе с Евгением Бунимовичем, осознала, что с каждым рассказом мне становится все любопытнее и лучше взять его домой, чтобы спокойно дочитать миниатюру Дмитрия Новикова «Жизнь»: «Начиналась буря. Мэр северного городка, отданного ему на окормление, Миша Паранов мрачно глядел в окно. Ветер нес клубы пыли, бумажки, прочий мусор. Городок прибыли не приносил. Бюджет был убыточным и окормление было скудным». Такое лучше читать дома, под одеялом.

        В журнале нашлись и более длинные произведения об осени, о нашем прошлом и... о вечном. «Есть на Руси такая забава – копать траншеи. Овладеваешь лопатой, как женщиной, и делаешь вид, что врезаешься в мертвый грунт. Работа не самая плохая. Преимущество – свежий воздух, если копаешь поодаль от оживленных проспектов. Минус – когда копаешь зимой. Суглинок становится неуступчивым, злобным», - делится наболевшим Юрий Арабов. Александр Григоренко и Николай Александров, припомнив школьные уроки, решили, что без Пушкина осени не бывает. А раз есть классик, значит и литературный критик где-то рядом. «У кого какой идеал книги, а мне подавай такую, чтобы представила мир вполне понятным и тебя самого просвеченным и ясным», - разглагольствует Валерия Пустовая.

       Мне же ближе герой рассказа «Читатель» Андрея Волоса: «Заглотнув предыдущую книгу, он немедленно начинает следующую. Когда одна подходит к концу, его ждет другая. Он читает так, будто решил перелопатить все, что попадается под руку. Чтобы в конце концов наткнуться на нечто искомое. Если высказать это предположение, он возразит: ничего подобного, у него и в мыслях такого нет, просто он читает все подряд. Но на самом деле правда – он ищет вполне определенную книгу. Он ищет книгу про самого себя».

       Мне повезло отыскать рассказ о себе, может со временем и книга попадется.

       Юбилей журнала удался! Все авторы номера, от Андрея Битова до Дениса Драгунского, ярко проиллюстрировали утверждение Антона Павловича Чехова: «Краткость – сестра таланта».

Ирина Ивличева

_________________________


Ходырев, Ю. Иван Фёдоров. Подвижник просвещения / Юрий Ходырев // Наука и жизнь. – 2014. - № 2. – С. 55-65.

      Мы живем в мире научных открытий и технических новинок. Для нас стали обыденными вещами: стиральные машины, телевизоры, сотовые телефоны. Мы привыкли узнавать новости из Интернета, журналов и газет. Но так было не всегда.

      Статья кандидата физико-математических наук Юрия Ходырева «Иван Фёдоров. Подвижник просвещения», опубликованная во втором номере журнала «Наука и жизнь» за этот год, переносит читателя к истокам книгопечатания в России. В Европе к 1500 году общий тираж печатных книг уже превысил 10 миллионов экземпляров, а у нас тиражированием книг, по прежнему, занимались переписчики. В книгах было множество ошибок, искажений и путаницы, появлявшихся при многократном переписывании рукописей. Но и таких книг было слишком мало. Царь Иван IV Грозный в 1563 году приказывает построить дом для печатного дела на Никольской улице и поручает дьякону церкви Николы Чудотворца Гостунского в Московском Кремле Ивану Фёдорову выпустить первые печатные книги. К 1 марта 1564 года был отпечатан тираж первой книги «Деяния Апостольские и Послания Соборные и Святого апостола Павла послания», кратко называемую «Апостол».

       В те далекие времена нового боялись. Типографский станок объявили бездушным порождением «нечистой силы», а энтузиастов печатного дела обвинили в ереси и волшебстве. Ивану Федорову пришлось срочно уехать из Москвы. Автор статьи подробно рассказывает о земном пути этого замечательного человека, мечтавшего «рассевать семена духовные по вселенной и всем по чину раздавать духовную эту пищу...».

        В 1909 году в Москве был установлен памятник первопечатнику Ивану Федорову. Русская православная церковь учредила ежегодный День православной книги – 14 марта по новому стилю, приурочив его к дате выпуска первой на Руси печатной книги – «Апостола». В этом году отмечается 450-летие этого знаменательного события.

Ивличева Ирина

 

 
  

============================================

      

Пикколо, Ф. Минуты будничного счастья / Франческо Пикколо ; пер с итал.и вступ. Евгения Солоновича // Иностранная литература. – 2012. – № 4. – С. 166- 189.

 

Когда я открываю новый журнал, то всегда жду встречи с незнакомцем, который станет для меня другом. Просматривая содержание, я сначала выбираю произведения уже знакомых мне авторов, а потом, открывая станицы наугад и прочитывая несколько строк, пытаюсь определить, что будет прочитано первым.

«Борхеизмы» Хорхе Луиса Борхеса настроили меня на веселую волну, поэтому я радостно улыбнулась, прочитав на открытой страничке: «Ты никогда летом не уезжаешь. Днем сидишь дома, а вечером бродишь по городу. Это твоя любимая в году пора». Я действительно люблю поводить отпуск в родном городе. «В самые жаркие часы ты сидишь дома, ешь мало, но зато непрерывно читаешь, смотришь фильмы», - продолжил автор. Мне стало любопытно, кто это так точно описывает мое любимое времяпровождение. Имя Франческо Пикколо мне ничего не говорило, а вот с прекрасными переводами профессора литературного института имени А. М. Горького, лауреата множества различных премий Евгения Михайловича Солоновича я уже встречалась.

«Минутой далеко не будничного счастья стала для меня в минувшем году встреча с книгой прежде незнакомого мне писателя», - сетовал переводчик. – «Открытые наугад страницы – одна, другая, третья – призывали не останавливаться на них, а тот, кому они обязаны были жизнью, казалось, обращался ко мне с вопросом: неужели ты не переведешь мою книгу? Ответом на его заочный немой вопрос является эта публикация». Для меня эти откровения стали лучшей рекомендацией и я углубилась в «Минуты будничного счастья». Чашка кофе, выпитая ранним утром, прогулка по вечерним улицам любимого города, романтическое свидание, освободившееся место для парковки. А что из будничных мелочей делает счастливой меня?

«Засунуть руку в глубину холодильника в супермаркете или в баре и достать бутылку молока, до истечения срока годности которого больше времени: это тем приятнее, чем старательнее ее заставили другими бутылками, чтобы вынудить меня купить молоко, срок годности которого истекает раньше», - подсказал мне автор. Да и многое другое, начиная с цветущей ветки сирени за окном и заканчивая возможностью опуститься на свободное место в автобусе после утомительного рабочего дня.

«Нужно еще сказать о маленьком грустном счастье, с которым мне приходится мириться. Это бывает, когда я открываю для себя книгу, фильм, песни. Мне не терпится поделиться с кем-нибудь восторгом, и тут оказывается, причем каждый раз, что со своим открытием я опоздал», - поделился Франческо.

Мои открытия тоже дарят мне радость, и я стараюсь поделиться ими с другими. Возможно многие уже знакомы с произведениями Франческо Пикколо – прекрасного писателя и сценариста, по работам которого снято более десятка фильмов, но меня не оставляет надежда, что прочитав эти строки, кто-то откроет журнал, который подарит ему минутку счастья.

Ивличева Ирина

====================================================

Скарпа, Т. Фундаментальные вещи : роман / Тициано Скарпа ; пер. [с итал.] Г. Киселева // Иностранная литература. – 2011. - № 8. – С. 36-126.


Я совершенно не понимаю мужчин. Для меня остается загадкой, почему они раздражаются из-за пустяков, обсуждают результаты футбольного матча с серьезными лицами и отмахиваются от важных на наш женский взгляд проблем. Я перечитала множество книг, написанных психологами, но ни в одной из них не нашла ответа, о чем мужчины думают и что чувствуют приходя домой. Исполнение моей мечты ожидало меня на страницах журнала «Иностранная литература», в августовском номере, посвященном современным итальянским писателям.

«Твоя мама пошла прогуляться. С момента твоего рождения она впервые отходит от тебя так далеко. Мы остались дома одни, ты и я», - так начинается роман «Фундаментальные вещи» Тициано Скарпа, открывший для меня мир мужских мыслей, страхов и поступков. Главный герой романа Леонардо решает записать для сына: «Что такое любовь, что такое власть. Что такое деньги, болезнь, смерть. Взрослые скрывали от меня правду о важных вещах. Я взялся за перо, чтобы не совершить  той же ошибки. И еще потому, что вряд ли сумел бы сказать тебе все это с глазу на глаз». Настоящее перемешалось с прошлым и мечтами о будущем. Читая о прогулках с сыном, разговоры с другом, воспоминания о родителях, я удивлялась все больше и больше. Потрясением для меня стали страницы, рассказывающие о любви.  Вечной любви не бывает! Даже самое сильное чувство может внезапно исчезнуть от зародившегося сомнения, или случайного события. Потому что мужчине кажется, что где-то на свете обязательно есть чуть более подходящий для него человек. Счастье Леонардо продлилось всего несколько недель. Сначала болезнь сынишки лишает его спокойствия, а затем открывшиеся факты разрушают его мир. Мужчины иначе, чем женщины, реагируют на стрессовые ситуации, но к счастью у нас есть одна общая черта. Многие наши мысли остаются не воплощенными.

Я давно уже вышла из возраста, когда проливают слезы над страницами романов, но это произведение задело самые чувствительные струны моей души. Возможно потому, что перевод был сделан Геннадием Петровичем Киселевым, истинным мастером художественного слова, лауреатом множества премий и кавалером итальянского ордена «За заслуги перед Республикой». Закрывая журнал, мне остается сказать автору и переводчику: «Огромное спасибо! До новых встреч!»


Ивличева Ирина